dikiy-donald.ru

Презентация для детей если болит голова
 
 
      В начало Новости Лечение О сайте      
 
 
 
Навигация
  • Гипертония
  • Терапия
  • ЛФК
  • Радикулит
  • Сколеоз
  • Флеболог
  • Мануальная терапия
  • Омоложение
  •  

    Новое:
    10.02.2015 Как занимаются с детьми в школах по зрению

    13.01.2015 Цистит его последствия

    31.01.2015 Этапы от гастрита до рака

     

    Ссылки по теме
    Воспаление толстого кишечника лечение лекарства
    Почему нельзя курить перед имплантацией зубов
    Восстановление зрения сроки
    Промывание желудка при тошноте
     

     
    Презентация для детей если болит голова
         
         
     
    какую обувь носить при артрозе стопы

    КИНОШКОЛЬНАЯ ЖИЗНЬ

    наши координаты

    Презентация Асакуры Кагеки

    А.Кагеки: В моей презентации две части. В первой части я немного расскажу о ситуации с образованием в Японии. Во второй части представлю свой университет «Тоkyo Shure». Я знаю, что многие из тех, кто учатся в Киношколе, перешли сюда из других школ. Это правда?

    Из зала: Да.

    А.Кагеки: У меня к вам вопрос: когда вы еще учились в других школах, испытывали ли вы по утрам головную боль или боль в животе?

    Из зала: Да.

    А.Кагеки: В Японии дети очень часто испытывают такие боли. И это не из-за простуды. К полудню это недомогание обычно проходит. Это начало серьезной проблемы.
    Почти 2% людей школьного возраста не хотят ходить в школу по разным причинам. Некоторых там унижают и оскорбляют, другие страдают от очень жестких правил.
    Утром у детей болит голова или живот. Им говорят: «Хорошо, оставайся дома, наверно, у тебя простуда или грипп». Но днем они чувствуют себя отлично, и родители обвиняют их в обмане. Но это не ложь.
    На следующее утро они снова испытывают боль и говорят: «Мама, у меня, правда, болит голова, я не могу идти в школу». Мать спрашивает: «Ты говоришь правду?». Ребенок отвечает: «Да, да. Ужасно болит голова». Днем опять все проходит.
    Так может продолжаться несколько дней. В конце концов, родители перестают в это верить и говорят: «Хватит, ты должен идти учиться». Иногда в их дома приходит учитель и пытается заставить детей пойти в школу. Или родители отправляют детей в больницу. Доктора говорят: «С ребенком все в порядке, он здоров. Эта болезнь называется – нежелание ходить в школу». Когда на детей навешивают такой ярлык, они чувствуют себя отверженными, потому что выпадают из общей системы. Они думают, что существует только один запрограммированный способ стать взрослым: начальная школа, средняя, университет и, наконец, работа. Если ты не можешь ходить в школу, значит, у тебя нет будущего. Такие дети теряют веру в себя, у них развивается комплекс неполноценности. Вот такая у нас ситуация.
    У меня есть второй вопрос к вам. Представьте себе, что вы бы подвергались унижениям в школе, что бы вы сделали? Я говорю не о Киношколе, а о других школах.
    Из зала: Я бы просто из нее ушел. Это моя «восьмая» школа.

    Из зала: Дал бы по морде тому, кто унижает.

    А.Кагеки: Да, это, конечно, решение.

    Из зала: Я бы старалась, как можно меньше ходить в школу.

    А.Кагеки: Понятно. Это несколько вариантов решения этой проблемы.
    А в Японии дети молчат. У этого молчания есть причины. Дети ничего не говорят родителям, полагая, что это ничему не поможет. Они знают, что если расскажут об оскорблении родителям, те пойдут к учителю. Учитель вызовет обидчика, который после этого станет тебя еще больше оскорблять. Кроме того, очень часто в оскорблении участвует не один человек. Бывает, что группа ребят иногда до 20 человек мучает одного ребенка.
    Есть еще одна причина молчания детей. Многие родители говорят: «Ты должен быть самостоятельным и сам решать свои проблемы». Когда ребенок подвергается таким издевательствам, он чувствует себя страшно несчастным, считает, что эта ситуация безнадежна, но, тем не менее, думает, что должен сам разбираться с ней, потому что ему с детства говорят о самостоятельности. Некоторые даже совершают самоубийства.
    Так что в японском обществе отказ ребенка ходить в школу, это огромная социальная проблема. Многие подростки, чувствуя себя несчастными, продолжают ходить в школу, потому что, к сожалению, дети в Японии не могут оставаться дома, родители и учителя считают, что ребенок обязан ходить в школу.

    А.И.Степанова (художественный руководитель Киношколы): Когда я была в Японии, я слышала об этой страшной ситуации. Нам рассказывали про физические наказания, которым дети подвергаются со стороны учителей. И еще говорили о том, что родители, в случае, если ребенок не ходит в школу, лишаются денежной дотации от государства. Кроме того, если будет установлено, что ребенок ходит в негосударственную школу, родитель должен сам оплачивать его образование.
    В связи с этим многих детей кладут в больницу не для того, чтобы вылечить живот или голову, их сажают в «психушки» и лечат специальными психотропными лекарствами. Это правда?

    А.Кагеки: Да, к сожалению, у нас до сих пор в школах есть телесные наказания. Формально это запрещено, за последние 5 лет их количество уменьшилось, но, тем не менее, это еще есть.
    Одного из моих студентов сильно мучили в школе, и он сказал об этом учителю. Учитель ответил: «Наверно есть причина, по которой тебя мучают», и ничего не сделал по этому поводу.
    Что касается вопроса о частных, негосударственных школах и деньгах. У нас в Японии есть частные школы, где родители платят за обучение. Но если дети не ходят в школу, деньги у них не забирают – это неправда.
    Относительно медицины. Детей, действительно, очень часто отправляют в больницу и дают им массу лекарств. Это ужасно. Разумеется, никакими препаратами эту ситуацию не разрешить, потому что они не могут остановить унижения.

    ПиНарт (Таиланд): Можно небольшое добавление о ситуации в Таиланде, в связи с тем, что сказала Алла Ивановна. Наши психологи не хотят использовать лекарства в работе с пациентами, но законодательство заставляет их это делать. Часто учитель не вмешивается, потому что не хочет иметь проблем с государством.
    Нужно различать: мы хотим действовать согласно закону или согласно нашему сердцу? Часто из образования выключается эмоциональный, чувственный момент и учителю выгоднее быть просто функцией.

    А.Кагеки: Учителя в Японии прибегают к телесным наказаниям просто потому, что считают, что иначе они просто неспособны удержать дисциплину в классе.

    ПиНарт: Может быть, не всегда учитель делает это, заботясь о порядке в классе? Очень часто учителя не задумываются, почему ребенок выступает против каких-то школьных законов. Для того, чтобы наказать, им достаточно того, что он не согласен, причина уже не важна.
    Меня очень беспокоит то, что учителя в Таиланде все больше и больше становятся похожими на японских и американских и становятся все более и более бездушными.

    А.Кагеки: Конечно, учителю легче отправить ученика в больницу и закормить таблетками, чем разбираться с его проблемами. Иногда ребенка направляют на лечение только потому, что он не хочет ходить в школу. Наши студенты провели социальный опрос среди таких детей. Многим давались лекарства, некоторых держали в лечебных учреждениях чуть ли не год. Так что ситуация ужасна.

    А.И.Степанова: В Японии я разговаривала с одним человеком. В пятом классе он отказался ходить в школу, потому что на завтрак там давали крутое яйцо, а ему после того, как он его съедал, становилось плохо. Но ученики были обязаны съедать все, что им дают. Поэтому он сказал родителям, что не будет ходить в школу, но причину своего отказа не назвал. Родители были люди очень прямолинейные и отправили его в «психушку». Он провел там два года, и все это время его кололи лекарствами. После этого он сказал себе, что сделает все в этой жизни, чтобы помочь детям, которые попадают в подобные ситуации. Сейчас он занимается альтернативным образованием.

    А.Кагеки: Многие из учащихся моей школы пережили этот период нежелания ходить в школу. Они потеряли уверенность в себе, веру в людей. Для них это было очень тяжелое время.
    В Японии очень многие дети чувствуют, что не могут сами решать те проблемы, которые перед ними встают. Они начинают думать: «Если я не могу справиться с ситуацией, может быть, я не прав?»
    У меня еще один вопрос: если бы у вас возникла какая-то трудная ситуация в школе или в семье, что бы вы сделали?

    Из зала: Просто надо понять, с чего началась эта проблема, и попытаться ее решить.

    А.Кагеки: Если человек в России чувствует себя очень одиноким, что он обычно делает?

    Из зала: К друзьям идет.

    А.Кагеки: А если у него нет друзей? Для японских детей откровенный разговор с друзьями - огромная проблема, они боятся быть оскорбленными и униженными.

    Из зала: Начинает себя ненавидеть.

    А.Кагеки: Именно это и происходит с японскими учениками. Они начинают обвинять себя.
    Дети очень часто хотят доказать самим себе, что они живы, и режут себе кожу на руках. Вид крови и чувство боли дают им ощущение жизни. Больше чем у 10% японских детей были попытки самоубийств.
    Это первая часть моей презентации. У вас есть вопросы?

    Из зала: Эти проблемы происходят с младшими детьми с первого по пятый класс?

    А. Кагеки: Нет, это тинэйджеры. В Японии очень часто режут себе кожу на руках дети 14-15 лет.
    В нашей школе учится много таких детей. Они всегда ходят с длинными рукавами, даже если на улице жарко, потому что не хотят, чтобы видели надрезы на их руках.

    Из зала: Как вам кажется, когда они делают это, их цель – самоубийство, или они, все-таки, просто хотят таким образом привлечь внимание к себе?
    А.Кагеки: Они режут не вены, они просто надрезают кожу для того, чтобы почувствовать ощущение жизни.

    Из зала: Меня интересует ваш опыт в китайской экспедиции. Там тоже есть такие проблемы?

    А.Кагеки: К сожалению, да. Это становится серьезной проблемой, особенно, в больших городах, таких как Шанхай, например. Но, все-таки, масштаб этого бедствия не так огромен, как в Японии. Но один студент в Китае мне сказал, что, возможно, через 10 лет у них будет такая же ситуация.

    Из зала: А не могли бы вы сказать, как конкретно унижают детей в японских школах?

    А.Кагеки: По-разному: бьют, ведут в туалет и макают головой в унитаз, прячут вещи, иногда просто бойкотируют.

    Из зала: А по какой причине ученик избирается жертвой?

    А.Кагеки: Обычно это дети, непохожие на других: очень маленького роста или слишком высокие, самые способные в учебе или, наоборот, те, кто не успевает, иногда это может быть новичок – ребенок, пришедший из другой школы. Внятной системы критериев нет: жертвой может стать любой.

    ПиНарт: Это очень серьезная проблема. Думаю, здесь существенную роль играет кино и средства массовой информации. В Японии очень много фильмов, в которых люди совершают самоубийства, режут вены и делают много подобных вещей, таким образом, являясь определенным образцом. Дети подражают этому.

    Д.Коллинз (ЮАР): Но в японской культуре, как мы знаем, самоубийство - благородное дело.

    А.Кагеки: Так было в прошлом: самурайский кодекс и т.д., сейчас это не так.
    Поскольку дети не доверяют другим людям, они начинают придумывать свой мир, непохожий на мир школы. Они это делают с помощью телевизора, комиксов, там есть герои, о которых говорил ПиНарт. В этом мире дети находят реальность, которая помогает им выжить.
    Японские дети, особенно, те, кто подвергается всякого рода унижениям, любят фантазировать и мечтать. Они смотрят не документальные, а фантастические фильмы, любят сказки о замках, принцах, принцессах, рыцарях. Потому что истории о реальной жизни напоминают им об их школах.

    Из зала: Такая ситуация может, наоборот, сделать человек сильным. Можно ведь начать бунт.

    А.Кагеки: Да, но очень часто тебе трудно начать активные действия, потому что ты один против многих. Иногда целый класс мучает одного.

    Из зала: Вокруг тебя могут быть друзья, но когда с тобой случается ситуация, как с детьми в Японии, все от тебя отворачиваются, и ты остаешься один. Что делать в ситуации, когда вокруг тебя есть люди, но ты все равно один?

    А.Кагеки: Дело в том, что эти так называемые друзья боятся, что их тоже начнут мучить и в некоторых, особо дурных ситуациях, даже присоединяются к мучителям.

    Д.Коллинз: Короткий комментарий, затем вопрос. Психология часто говорит, что дети мучают других, потому что боятся, что их самих начнут мучить. У меня вопрос: откуда берутся все эти оскорбления и мучения? Как это начинается?

    А.Кагеки: В Японии это началось в 80-е годы ХХ века. У нас была проблема жестокости в школе. До 80-х годов так называемые неспособные студенты иногда начинали вести себя агрессивно: бушевать, ломать мебель. И вот, школьная администрация, чтобы контролировать ситуацию, ввела очень жесткие правила. Учителя получили право ходить с дубинками и применять их в случае нарушения учениками правил. Если ученики, например, разбивают окно, можно было вызвать полицию. Таким образом, подросткам стало очень трудно бороться с взрослыми, и они стали мучить друг друга.

    А.И.Степанова: Я хотела сказать Джуди, что независимо от того, где это происходит, чаще всего такие ситуации в классе связаны с борьбой за лидерство. Избить слабого или организовать целую группу, которая будет мучить того, кто умнее тебя,– очень просто. Таким образом, ты удовлетворяешь свои амбиции лидера.

    Д.Коллинз: Я говорю о следующем. Очень важно, чтобы учитель вселил в ребенка уверенность в том, что он способен достичь успеха в учебе, спорте, творчестве. Потому что, если ребенок не уверен в своих силах, он начинает пытаться ее компенсировать за счет того, что мучает других. В этом корень многих насильственных действий.

    А.И.Степанова: Это не единственная причина. До того, как я стала заниматься с детьми кино, я работала в обычной школе и вела там странный по содержанию предмет под названием «искусствоведение». После меня никто его больше не вел, потому что я сама его придумала.
    Этот предмет велся один раз в неделю во всех классах, поэтому я могла наблюдать всех детей этой школы. Надо сказать, что это была привилегированная, очень известная в Москве французская школа №41. Расскажу очень характерный пример.
    У одной учительницы по французскому языку в классе был мальчик, который раньше жил во Франции, поэтому знал язык лучше нее и очень часто позволял себе ее поправлять. Так вот, мало того, что эта учительница, как могла, унижала этого парня, она еще и детей настроила против него.
    Если бы это было кино, наверное, дети бы восстали и что-то изменили, а в жизни родителям пришлось забрать мальчика из школы. Кстати, для него это была большая травма, насколько мне известно, а учительница продолжала почивать на лаврах, и все в школе были уверены, что она поступила правильно.
    Еще я хочу ответить ПиНарту по поводу кино. Знаешь, ПиНарт, хорошо бы нам с тобой оказаться на облаке, где наши дети бы не знали, что есть нехорошие парни, которые совершают в жизни что-то недостойное. Но мы с тобой не можем этого сделать. Даже если мы их запрем, все равно через некоторое время произойдет нечто такое, из чего они узнают, что такие гадости существуют. Мало того, я думаю, что если мы скроем это от них, они станут думать об этом еще более напряженно и в своем сознании выстроят такие картинки, которые не снились режиссерам самых ужасных фильмов.
    Поэтому мне кажется, нам не надо идти по пути запрета того, что показывают по телевизору. Нам надо идти по двум другим дорогам и, причем одновременно.
    Во-первых, мы с тобой должны детям каким-то образом объяснять, что делают благородные люди, когда рядом с ними происходят такие безумства.
    Во-вторых, мы должны научить их смотреть на экран, как на искусство. Они должны понимать, что это не реальная жизнь, подсмотренная в замочную скважину, а некий образ. Кстати, определение качества этого образа должно зависеть от того, насколько художественно он сделан. Нужно научить детей понимать, что значит, «сделано художественно».
    Вот если мы с тобой сможем это сделать, то они будут абсолютно защищены от влияния любых сюжетов, которые увидят на экране.


    А. Кагеки: Сейчас я хочу сказать несколько слов о своей школе «Токио Shure». Это альтернативная демократическая школа, первая в ступени средних школ. Возраст детей от шести до двадцати лет. В Токио три таких школы.
    Самое важное для нас обеспечить каждому ученику возможность остаться самим собой. Одна наша студентка Аюми, рассказывала мне, что однажды, умывая руки в ресторане, она заметила в зеркале, что улыбается. Она была поражена, потому что думала, что не умеет это делать. В предыдущей школе она никогда не улыбалась, так как ее ужасно третировали. Отучившись некоторое время в нашей школе, она научилась улыбаться.
    Теперь я хочу сказать несколько слов о «Shure» университете.
    В нашем университете нет общего расписания занятий, студенты сами планируют свое обучение. Ежегодно каждый студент составляет свой собственный план учебы.
    В конце каждого года проводится специальный презентационный день. Каждый студент делает свою презентацию. Она может быть в любом виде: спектакль, фильм, или что-то подобное тому, что я делаю сейчас.
    Обучение происходит в виде семинаров. План каждого семинара совместно с лектором составляют сами студенты.
    У нас есть групповые проекты (мы делаем машину на солнечных батареях, снимаем фильмы, занимаемся театром) и индивидуальные (студенты изучают то, что считают важным для себя, например, городское или сельское хозяйство).
    Один из групповых проектов: исследование альтернативного образования. В рамках этого проекта мы делаем экспедиции по Японии, а также в разные части света. Кроме того, у нас есть специальные курсы подготовки учителей, которые могли бы работать в альтернативной демократической школе.
    В нашем университете все начинается с индивидуального интереса студентов. Они не должны вписываться в какую-то уже существующую систему. Они ничего не выбирают, они все решают, исходя только из своих собственных интересов. Это очень важно в Японии. Наши правительственные школы говорят о свободе выбора, который они предлагают ученикам, но, на самом деле, этот выбор очень ограничен. Он просто дает педагогу возможность сказать ученику: «Ты выбрал, и должен нести ответственность за свой выбор».
    В нашем университете студенты ничего не выбирают, они сами предлагают. Студент все время решает вопрос: «Что я, собственно, хочу в этой жизни? Кто я такой?». У нас много дискуссий и диалогов по этому поводу. Во время этих разговоров человек начинает лучше понимать, что он, собственно, хочет делать.
    Часто тема, которой они хотят заниматься, как-то связана с той болью, которую они пережили в жизни. У нас есть такая студентка, ее зовут Мигуми. Она тоже пережила ситуацию с оскорблениями в школе, отец не понимал ее, когда она отказалась ходить туда. Много лет она думала, что уже не является частью своей семьи, и, вообще, не может быть полноценным членом этого общества. Она стала испытывать ужас существования.
    Сегодня для нее важно чувствовать, что она принимается другими людьми, и она сняла фильм о нашем университете. Это коротенький фильм, и я могу вам его показать.




    А.И.Степанова: Здесь есть вторая сторона. Представим себе, что есть школа, где под каждого студента есть своя образовательная программа. Каждый выбирает свою собственную область: космонавтику, медицину, финансы, кинематограф. Но какие же размеры должен быть у этого университета, чтобы мы могли внутри него организовать обеспечение всех этих программ?

    А. Кагеки: Разумеется, у нас ограниченное число комнат, ограниченный бюджет и поэтому мы, собравшись все вместе, решаем, что мы можем, а что – нет. Если у нас не хватает бюджета, мы пишем просьбы о грантах, придумываем другие способы, иногда студентам приходится доплачивать, чтобы иметь какого-то специалиста.

    А.И.Степанова: То есть, ты все-таки ограничен и в университете, все равно, есть определенный выбор, который ты, так или иначе, ставишь перед студентами. «Если ты, дружок, хочешь заниматься биохимией, то тебе в другую дверь». Правильно?

    А. Кагеки: Нет-нет, мы все-таки пытаемся кого-то найти. Дело в том, что у нас всего 40 студентов и 50 сотрудников, которые, в свою очередь, могут кого-то посоветовать, так что все это довольно гибко. Конечно, иногда мы вынуждены отказываться. Такое бывает.
    А.И.Степанова: Понятно. Просто это совершенно фантастическая схема обучения. Поэтому очень хочется понять, есть ли там какие-нибудь ограничения, и если нет, то за счет чего. Хорошо было бы, чтобы ты, вообще, написал про это, чтобы мы могли какие-то основы понять, и, может быть, использовать.

    А. Кагеки: В следующем году мы опубликуем книжку о нашем университете, но, к сожалению, на японском. На английском языке она выйдет только через несколько лет.
    В нашем университете многие студенты говорят, что знать – это значит что-то изменить внутри себя.
    Например, у одного нашего студента тоже были проблемы в школе, он сражался за то, чтобы изменить школьные правила. С ним плохо обращались учителя и студенты, именно потому, что он хотел изменить устоявшиеся законы. Он ушел из школы и устроился на работу, но через некоторое время понял, что работа - это примерно то же самое, что школа, и испытал ужасное отчаяние.
    Родители ему сказали, что университет - это совсем другое. Он пошел в обычный университет и увидел там то же самое. В конце концов, он пришел в наш университет. Вопрос, над которым он задумался, назывался: «Пирамида, построенная на комплексе неполноценности».
    Дело в том, что в Японии чрезвычайно ценятся любые дипломы. Хотя эти ценности были ему не близки, но, тем не менее, они были как бы впечатаны в нем. У него развился комплекс неполноценности в связи с этими дипломами. Это была одна из больших его мук. В нашем университете он стал пытаться разобраться в этой проблеме и провел исследование.
    В Японии лучшим университетом считается Токийский университет. Даже те, кто учатся во втором по значению университете, чувствуют себя ущербными людьми, и у них развивается комплекс неполноценности по поводу того, что у них не будет диплома Токийского университета.
    А внутри Токийского университета лучшим считается медицинский факультет, а факультеты, которые связаны с образованием и литературой самые низшие. У студентов, которые учатся на этих факультетах тоже комплекс неполноценности.
    Вот это называется пирамида комплекса неполноценности. После того, как наш студент провел это исследование, он сказал, что исцелился от этого комплекса. Поэтому наши студенты считают, что чем больше и глубже ты знаешь, тем больше изменяешься внутри себя. Это очень важно.
    Благодаря фильму, который сняла Мигуми, мы можем лучше рассказать о нашем университете. Но еще важнее, что человек, который сделал этот фильм, приобрел благодаря этому фильму уверенность в себе. Это ее вторая работа. Сейчас она делает и другие работы в кино.
    Я понимаю, что времени уже мало и хочу сказать последнее. В нашем университете многие люди разрабатывают темы, которые связаны с поиском их внутренней сущности, и это означает, что они сами строят свою жизнь. После того, как они окончат наш университет, они уже будут знать, кто они.

    Источник: http://www.mifs.ru/article/index.php?id_article=51...

     
         

     
     
     
     
         
      © 2014 dikiy-donald.ru - Презентация для детей если болит голова